Имя польз.    Пароль     
На главную
-ads-
СЕГОДНЯ
Поиск

Поиск (Google)
Разделы
   »  Лента
   »  Общество
   »  Финансы
   »  Официально
   »  ЧП
   »  Спорт
   »  Бантик
Спецпроекты
   »  Дата
   »  Подкаст
Архив
   »  Культура
   »  Природа
   »  Подробно
   »  Статистика










Просмотры: 10957    Рейтинг: Откл.  
Январь 4, 2006 16:13 ::: Центр обработки информации, Алматы

И бороться и защищать


Новый год начался с объявления амнистии в уголовно-исправительной системе. КУИС - лишь одно подразделение огромного министерства юстиции. Сегодня в ведении Минюста находится разработка новых законопроектов, защита интеллектуальной собственности, организация центров "одного окна", борьба с торговлей людьми и многие другие вопросы. О том, что сделано в прошлом году, и о том, что планируется сделать в году наступившем, в интервью с министром юстиции Загипой Балиевой.


Это министерство юстиции, а я по специальности юрист. И работа, будем так говорить, и мне по душе и очень знакома. Потому что, находясь на других должностях, мы тоже занимались вопросами законотворчества. В частности, внесение изменений и дополнений в закон о выборах. За 10 лет их было внесено в закон более 150. И, как показали последние выборы президента, все эти изменения, которые мы вносили. Они все-таки возымели действие и уже есть порядок, согласно которому проходит избирательная кампания.


 В Казахстане в последнее время очень много говорили о том, что много принято законов и нормативно-правовых актов и что их необходимо каким-то образом систематизировать, собрать в единое целое и, возможно собрать в новые кодексы. Как эта работа проходит и проходит ли вообще?

 На начальном развитии любое государство имеет на это право. Тем более такое государство как мы – динамично развивающееся. Естественно законодательная база нужна была. А теперь есть время у государства сделать законы кодифицированными, консолидированными, взаимосвязанными, значит систематизировать законы. И мы по заданию правительства этим занимаемся. Сейчас мы проводим ревизию всех подзаконных актов во всех министерствах, у себя смотрим всю базу. И, действительно те подзаконные акты, которые противоречат закону или приняты с превышением полномочий, все их ставим на утрату. Сейчас у нас работает межведомственная комиссия, в состав которой входят представители всех министерств. С самого начала мы все договорились, что работаем в этом направлении. На консолидацию законов, на систематизацию, и, если это однородные отношения, на кодификацию. Вот сейчас у нас идет экологический кодекс, идет транспортный кодекс. Вообще все это, конечно, прописано в законе о нормативно-правовых актах. Систематизация законодательства – это очень важный аспект. То есть у государства уже есть возможность систематизировать свои законы. Эта работа началась уже два-три года назад и успешно продолжается. Мы уже выпустили второй том свода законов. Сейчас готовим третий свод законов, работаем над консолидированными законами и над кодификацией.

 
Как Вы считаете. Насколько качественно принимают законы наши депутаты. Многие из них уже имеют достаточно большой опыт. Но многие ведь и молодые

 
Качество законов зависит ведь не только от депутатов. Оно зависит от разработчиков. Это совместный труд, и все моменты, которые не отрегулированы в обществе, они всегда найдут отражение в законах. Много, наверное, еще процедурных, детализированных моментов в законах. Ноя я думаю. Что с каждым годом качество законов становится все лучше и лучше. Почему. Потому что уже многие моменты отрегулированы. Жизнь показывает, какие моменты уже можно изменить, какие моменты в обществе уже отрегулированы и какие подзаконные акты уже можно отменять, а что-то в законе нужно менять к лучшему. Я думаю, что с каждым годом законотворческая деятельность наших депутатов становится все лучше.

 

Тогда как, в таком случае, наши депутаты могли принять законопроект о некоммерческих организациях?


 

Но, понимаете, есть еще и политический аспект, когда государство имеет право. Мы же не живем в вакууме. Мы живем в мире и в мире достаточно много государств. И когда постоянно со страниц газет и экранов телевизоров общество видит, что помимо позитивных есть еще и негативные моменты, а когда говорят еще, что возможно внедрение в государство через некоммерческие организации средств и каких-то моментов терроризма и экстремизма – государство и общество имеют право через законы себя остеречь и оберечь. Была такая попытка. И когда уже при более детальном рассмотрении еще раз вернулись к этому вопросу и, закон не был внедрен в жизнь, это тоже говорит о том, что государство на верном пути, что работает система сдерживания и противовеса. И что если принимается один закон, есть другая ветвь власти, которая может наложить вето. В данном случае так получилось с этим законом. И это говорит не о непрофессионализме, это скорее говорит о том, что наш народ очень дружен и думает в первую очередь о спокойствии и стабильности в государстве.


 Как Вы оцениваете выборы, которые состоялись недавно у нас в стране?

 
Я оцениваю их как хорошо организованные, как бывший председатель ЦИК я хочу отметить, что выборы прошли на высоком уровне. В этом процессе приняли участие все – это и избиратели и НПО, и негосударственные структуры и государственные органы – каждый выполнил свою миссию, свою роль в строго установленном законом порядке. 

Какие законопроекты будут рассматриваться в 2006 году, и какие из них объявлены приоритетными?


 Сейчас уже готов проект плана законопроектных работ на 2006 год. В него вошли 57 законопроектов. С 2005 на 2006 год перешли два очень актуальных законопроекта – это закон об адвокатуре и, закон о нотариате. В закон об адвокатуре, в части усиления роли адвокатов в уголовном судопроизводстве. Мы выносим этот вопрос на Совет по правовой политике. И будет разработан проект в 2006 году по адвокатуре и нотариату. Вы знаете, что этот вид услуг для граждан – это полномочия государства, но они делегируются юристом – он получает статус адвоката. Он получает лицензию. Также наделяются специальными полномочиями наши нотариусы – есть институт нотариата. Но это государственные полномочия. В законе в достаточной степени не урегулирован вопрос контроля над работой адвокатов и нотариата. В обществе очень много нареканий, как на работу адвокатов, так и нотариата. 

Как Вы относитесь к законопроекту о частном судоисполнении?


 Очень много вопросов. Сейчас эта функция государства и есть специальный комитет по исполнению решения судов, но он не работает на достаточно высоком уровне. Если это будет частное судоисполнение… Мне очень трудно сейчас представить, как этот судоисполнитель будет работать. Нам нужно будет наделить его такими функциями, которые позволят исполнять ему решение суда, а если это касается государственного бюджета или частного лица? А если есть банковская тайна, а ему нужно исполнить решение суда… нужно все достаточно четко проработать, если мы этот институт открываем.

Один из самых шумных законопроектов – это законопроект о легализации. А как вы считаете, нужен ли Казахстану второй этап легализации?


 Вы знаете, мы можем в любой момент отказаться и сказать, что это Казахстану не нужно. Но это не значит, что перестанут существовать на территории Казахстана недвижимость, которая сейчас уже есть, финансовые накопления, которые уже есть. Если пойти по опыту Италии и других государств, которые эти мероприятия проводят ежегодно и ежегодно бюджет их пополняется финансами и ежегодно легализуется недвижимость и начинает работать на экономику. То я не хочу сказать, что я сторонница легализации, но нужно быть более практичными в этой ситуации – что больше даст этот закон государству. Если это будет реальный механизм вливания в экономику, который будет работать, а механизм можно продумать. Либо оставить все так и все-таки заставить правоохранительные органы работать, чтобы выявить, насколько законно и легально приобретена та или другая недвижимость или накопления. 

Ассоциация застройщиков Казахстана разрабатывает проект о долевом участии в строительстве жилых домов. Как Вы к этому относитесь?


 Все зависит опять, как будет отрегламентировано в законе. Тут нельзя забывать о том, что мы должны законом застраховать наших граждан и тех, кто принимает участие в долевом строительстве от недобросовестных организаторов этого долевого строительства. Сейчас они могут собрать у людей деньги на строительство дома, взять эти деньги и уехать. Должна быть какая-то гарантия. Граждане должны быть уверены, что государство для этого сделало все через закон. Идея хорошая, но это не делается так быстро.

 

Какие изменения будут в уголовно-исполнительной системе?

Политика государства на гуманизацию законодательства. Есть виды преступлений, за которые можно просто наложить административные взыскания и не изолировать человека от общества. В уголовно-исправительных учреждениях у нас находилось 108 тысяч заключенных. Сейчас у нас находится 44 тысячи. С 3 места по мировому тюремному индексу мы спустились на 25-е. Сейчас по закону об амнистии количество заключенных еще снизится. Приблизительно около пяти тысяч человек выйдут на свободу. То есть индекс еще понизится.


Условия содержания тоже не должны ухудшаться – сейчас уже принято такое концептуальное решение на правительственном уровне – будут строиться учреждения нового поколения, где будет предусмотрено все – и вентиляция и условия содержания.


Мы хотим пойти дальше. Сейчас проблема состоит в медицинском лечении заключенных. мы хотим поэтапно этот вопрос передавать министерству здравоохранения. Мы сейчас предусматриваем трудозанятость. Если сейчас осужденный работает и все его накопления уходят в счет его содержания, или если им нанесен ущерб, то высчитывается сумма в счет погашения этого ущерба. Мы сейчас тоже хотим заключенных защитить на законодательном уровне, если он зарабатывает определенное количество денег, то мы хотим определенную сумму, законодательно предусмотреть, что она неприкасаема. Она автоматически идет на его счет и он сам распоряжается этой суммой.


Какое-то время назад в казахстанских школах организовывали школы для заключенных. Сейчас работают эти школы? Тогда речь шла о нехватке финансирования.


 Эти школы работают. Более того, мы сейчас вместе с моим коллегой, министром образования прорабатываем этот вопрос. Она тоже вместе со мной хочет посетить эти школы и посмотреть уже на уровень тех знаний, которые даются в этих школах. Школы эти действуют и, наверное, уже стоит ста вить вопрос об улучшении, может быть даже ставить уже компьютеры для детей, чтобы они тоже умели на них работать, повышать уровень преподавания там. Вы ведь сами понимаете, что это специфика. Не каждый учитель согласится там преподавать. Но это не говорит о том, что эту проблему не надо решать. Эта проблема уже достаточно хорошо решена. Сейчас я ставлю вопрос – у нас есть два специализированных учебных заведения – одно высшее, одно – среднее. Это Костанайский юридический институт. И я буду просить, чтобы открыли два факультета – это психологи по работе с осужденными и психологи по работе с контролерами, то есть, с нашими сотрудниками. Вы понимаете, если осужденный сидит по решению суда. То контролеры ходят туда на работу. И они живут в тех же условиях, выполняют свою работу, общаются с тем контингентом. Это достаточно трудно. И поэтому я думаю, что они тоже нуждаются в какой-то психологической корректировке и им тоже нужны такие специалисты, которые работали бы с ними. Ну и человек, который совершил неосторожное преступление и оказался в местах лишения свободы, ему психологически тяжело, он может сломаться. Ему нужно работать с психологами для того, чтобы дать понять, что любое преступление должно быть осуждено, и за него должно последовать наказание. И коль по неосторожности получилось, нужно с достоинством уметь преодолеть и ему нужно в этом помочь.

Дети, которые находятся сейчас в местах лишения свободы, им тоже нужна помощь психолога. Это подростки, это чьи-то дети. У него только устанавливается психика, а он уже преступник. Ему нужно помочь выйти из этого состояния. И я так думаю, что в нашем институте и колледже такие факультеты будут. И, более того, есть такая проблема. Костанайский юридический институт находится при министерстве юстиции и готовит сотрудников для наших учреждений, но получается, что очень маленький процент работает у нас. Поэтому, наверное, буду просить, какую-то законодательную основу. Которая обяжет их отработать или год или два. Потомку что они учатся в институте, который находится при Минюсте и который специально сотрудников для системы КУИС. А это специфическая организация.


Моя задача, как руководителя организовать работу таким образом, чтобы все делать по закону. Есть осужденные – есть их права, и мы обязаны их соблюдать. Есть у осужденных обязанности – они должны их соблюдать. Есть права и обязанности у сотрудников КУИС – они должны строго следовать этим правам и обязанностям. Взаимное уважение прав и обязанностей приведет к тому, что там будет порядок. Ну, и конечно, высокий контроль и еще раз контроль.


Кроме того, что это соблюдение закона, контроль будет применяться и в том, чтобы применять меры административного воздействия на сотрудников, которые не исполняют свои обязанности на должном уровне.


Борьба с коррупцией – я не хочу сказать, что это главная задача, потому что коррупция в юстиции это вообще нонсенс! Юстиция и законность – это тождественные понятия. Нам нужно сделать все, чтобы элементов коррупции не было во всех подразделениях министерства юстиции, в том числе и в системе КУИС. На сегодняшний день – это организация работы контролеров, это социальная защита контролеров, это достаточно высокая заработная плата, социальные вопросы были решены на высоком уровне, для того, чтобы у них не было желания и возможности делать какие-то коррупционные правонарушения. Такие как пронос наркотиков, запрещенных предметов, продуктов питания, лишних свиданий. Вопросов условно-досрочного освобождения и многие другие это будет под моим личным контролем и контролем Комитета.






Последние новости рубрики

©2005-2014 Internews  |  info:[email protected]  |  О проекте