Имя польз.    Пароль     
На главную
-ads-
СЕГОДНЯ
Поиск

Поиск (Google)
Разделы
   »  Лента
   »  Общество
   »  Финансы
   »  Официально
   »  ЧП
   »  Спорт
   »  Бантик
Спецпроекты
   »  Дата
   »  Подкаст
Архив
   »  Культура
   »  Природа
   »  Подробно
   »  Статистика










Просмотры: 8796    Рейтинг: Откл.  
Октябрь 24, 2006 15:19 ::: Центр обработки информации, Алматы

Уроки трагедии


Кабальный закон для работодателей. Так новый Трудовой Кодекс назвала министр труда и соцзащиты населения Гульжана Карагусова. Народные избранники никак не могут его утвердить. Этот дукумент никогда не будет отвечать интересам всех, уверена министр. Работодатель постоянно стремиться минимизировать затраты, чтобы извлекать максимальную прибыль, а рабочие – получать больше. Однако, если раньше закон был на стороне работодателя, то с принятием нового приоритеты существенно поменяются.


  Заработная плата ценою жизни своих коллег. Конфликт между иностранным инвестором Макшми Митталом, владельцем крупнейшего стального концерна в Казахстане «Миттал Стил», и бастующими металлургами и горняками исчерпан. Рабочим впервые за много лет удалось добиться повышения зарплаты. Шахтерам пообещали платить на 20 % больше, а металлургам – на 30. Выйти на митинг трудящихся побудила аварии на шахте имени Ленина, которая расположена недалеко от Шахтинска в Карагандинской области. На глубине 620 метров под землей прогремел взрыв метана. Погиб 41 шахтер.
  
  В этой аварии виноваты сами рабочие, трое из которых тоже погибли в забое. К такому выводу пришла специально сознанная правительственная комиссии, под председательством министра по ЧС Шалбая Кулмаханова. Руководство комбината списало все на халатность горняков, как и два года назад, когда подобная катастрофа произошла на шахте «Шахтинская», унесшая 23 жизни. Тогда тоже всему виной был «человеческий фактор».

   На этот раз рабочие стразу нескольких шахт отказались спускаться в забои, пока руководство стального гиганта не удовлетворит их требования. Главное из которых - повышение заработной платы, как минимум на 40 процентов и улучшение условий труда. Именно тогда горняки, а чуть позже и металлурги заявили, что миллиардер Лакшми Миттал недостаточно вкладывает средств на замену уже давно изношенного оборудования. И что именно морально и физически устаревшая техника еще с Советских времен стала причиной взрывов на шахтах. После изнурительных переговоров стальной магнат все же согласился пойти на некоторые уступки рабочим, а семьям пострадавших выплатить денежные компенсации в размере 1,5 миллионов тенге.

   Между тем, предприятия концерна «Миттал Стил» расположены в 15 странах мира, а его владелец господин Лакшми Миттал входит в тройку самых богатых людей планеты. Еще два года назад металлургический комбинат отгружал около 400 тысяч тонн готовой продукции. Эта цифра за 10 лет существования завода выросла вдвое, а заработная плата у рабочих увеличилась лишь на три тысячи тенге - с 40 до 43 тысяч. И то 30 процентов от нее – это оклад, а остальное – премии, которые работодатель может урезать по любому поводу. Мало того, госчиновники в Министерстве труда и социальной защите населения и в Прокураторе еще задолго до аварии на шахте имени Ленина знали о том, что оборудование там уже давно устарело и, что жизни рабочих постоянно находятся в опасности. Об этом инспекторы неоднократно предупреждали администрацию «Миттал Стил», заверяет министр труда и соцзащиты населения Гульжана Карагусова. Однако никакой реакции со стороны руководства так и не последовало. Результат – в живых нет 41 шахтера. Хотя аварию, может быть, и удалось бы предотвратить, сетует министр.

… Еще в мае было указано на нарушения основных требований и принципов по охране безопасности труда, в том числе и с обеспечением и продуву воздуха, который и являлся причиной взрыва метана.

… В соответствии с нашим законом по охране и безопасности труда, каждый раз, когда госинспектор идет на то или иное предприятие, он должен получать разрешение у прокурора. И когда мы обращаемся, это не всегда поддерживается прокуратурой. Депутаты внесли поправку, чтобы трудовые инспекторы беспрепятственно могли приходить, когда есть обращения соответствующие, вызов по жалобе. Вот на шахте Ленинская у нас была плановая проверка и вот она это выявила, но устранили они это или нет, мы не знаем. Но на «Испат-Кармете», вы знаете, на нем уже 2 года такие вещи происходят, и в то же время, порядка 29 единиц оборудования, как не соответствующее и изношенное, мы уже приостановили. Они все время находятся под контролем, но, к сожалению, не зря этот вид работы называется особо-опасным и вредным для здоровья, потому что здесь связано с определенными природными катаклизмами.

   С принятием Трудового Кодекса ситуация в Казахстане не кардинально, но изменится. Эта трагедия по-другому заставила депутатов посмотреть на проект закона, который сейчас рассматривается в Парламенте. Существенное изменение – начисление заработной платы трудящимся. В Трудовом Кодексе приписано, оклад должен быть не 30 или 40 процентов, как это сейчас практикуется на многих предприятиях, а 70. И только остальные 30 процентов служащие будут получать в виде премий. Особая категория – рабочие, занятые на вредных и опасных для здоровья предприятиях.

… Для вредных производств оплата должна быть выше, чем для нормальных условий труда. Это у нас записано. Плюс у нас записаны определенные дополнительные нормы – обязательства работодателя по технике и охране безопасности труда. Но и как вы знаете, все выплаты они оговорены в соответствии с Гражданским Кодексом и оговорены со всеми тремя уровнями, которые у нас существуют, если наступает факт инвалидности. 

  Конфликт из-за противоречий интересов между наемными работниками и работодателями характерен для сферы трудовых отношений всего Казахстана, а не только для стального концерна «Миттал Стил». Прописная истина - работодатель всегда стремится минимизировать издержки всеми способами для получения максимальной прибыли, работник же – получать достойную оплату и безопасные и комфортные условия труда.

… Работодатель сегодня в современных условиях тоже очень зависим от работника. Работодатель даже с самыми большими деньгами, с первоклассным оборудованием, если у него не будет высококлассного работника, он ничего не сможет сделать. Работодатель зависим от ответственности, добропорядочности и профессионального труда работника. Для этого и существуют профессиональные союзы. Они должны находить консенсус, уметь договариваться. Потому что обе стороны заинтересованы.

… Работодатель просто не будет открывать производство и вкладывать свои деньги, если для него это будут крайне не выгодные условия, но и кому хорошо? Когда говорят, на чей стороне закон, здесь надо правильно расставлять акценты. С другой стороны, профсоюзы, они в первую очередь, должны представлять интересы работников и отстаивать их, во вторую очередь, эти интересы должны быть разумными и конструктивными. Потому что забастовка – это крайний вариант, когда забастовка, тогда проигрывают все. Потому что не реализуется продукция, останавливается производство и, нет денег, из которых надо платить.


   В объективном конфликте интересов работодателей и наемных работников именно государство должно выступать своего рода арбитром. Причем справедливым. Похвально стремление властей создать привлекательный инвестиционный климат в стране. Хотя, по мнению отечественных бизнесменов, для иностранных инвесторов сделано уже достаточно. Есть и неоправданные привилегии. Странно, но почему - то на компанию «Миттал Стил Темиртау» вообще не распространяется юрисдикция местных государственных органов. Словом, инвестор всесторонне окружен вниманием власти. И это только один из частных примеров. Но помимо защиты иностранных инвесторов государство не должно забывать и о своих трудящихся, о защите их интересов и, самое важное, об их безопасности, потому как это его прямая обязанность. Однако по Трудовому Кодексу власть выступает здесь в качестве наблюдателя со стороны. Теперь обязательное условие – на каждом предприятии должны быть профессиональные союзы. Именно они и будут вести переговоры, причем представлять интересы не только рабочих, но и работодателя. Но профсоюзы в нашем обществе еще не являются той силой, которая на равных могла бы вести диалог, как с работодателем, так и с правительством. Существующее законодательство никак не определяет права и обязанности трех сторон, как самостоятельных. Общественным же профсоюзным инспекторам, которые работают на каком-то предприятии и видят все недостатки, полномочий никаких не дано.

… Мы должны привыкнуть к тому, что надсмотрщиков не должно быть. Государство берет на себя функцию соблюдения всех тех норм: создание нормальных и безопасных условий труда, которые гарантируются. Плюс у нас есть международные стандарты по охране и безопасности труда и социальной ответственности за здоровье и окружающую среду. У нас несколько предприятий уже взяли. Условия, действительно, тяжелые и затратные: 5 лет это предприятие проверяется аудиторской международной компанией.

…И третье - это страхование ответственности работодателя за причиненный ущерб. И вот здесь для работодателя еще одна клетка. Если государство выплачивает сразу ущерб, то страховая компания, если к ней пришли за деньгами, она очень тяжело расстается с ними. Она сама проводит расследование. Если, не дай Бог, она устанавливает, что были нарушены требования, прописанные в законе, компания никогда не будет выплачивать деньги. Она будет судиться с работодателями.


   Случай с шахтерами показателен, но он не единственный. Можно говорить о том, что власть так и не научилась решать трудовые конфликты. Если в Советское время рабочие трудились на благо Родины, то теперь на благо монополиста. Поэтому здесь крайне важна роль государства. Нам этот раз с администрацией стального концерна удалось договориться. Но нет никаких гарантий того, что подобная трагедия не повториться снова. Но теперь по утвержденному Кодексу ответственность будет нести не только работодатель, но и сам работник. И штрафы здесь не единственное наказание. Нужно уже сейчас приучать сотрудников к культуре охраны и безопасности труда, призывает министр Гульжана Карагусова.

… Очень много несчастных случаев из-за того, что наши работники к технике безопасности относятся неуважительно. Каска, редко увидишь, даже когда работают на высоте, редко работают со страховкой и так далее. Потому что мы, к сожалению, культуре безопасности труда еще не научены. Но в мире за нарушение техники безопасности и труда, есть и статья. Если в этом виноват и сам работник, то он тоже должен нести ответственность. А иначе мы не научим работника уважать требования к охране и безопасности труда. Тем более, что, как это было при Советском союзе, когда все контролировалось высокими партийными органами, и какое-то любое происшествие – это было просто ЧП, у нас сейчас такого нет.

…Вот в строительстве. Последний анализ показал, что порядка 45 процентов всех несчастных случаев, которые там происходят – это по вине работника. Потому что, полез на верх без страховки, не надел каску, не прикрепился и т.д. и т.п. Это говорит о том, что, к сожалению, нет культуры охраны и безопасности труда.


  Еще одно существенное новшество в Трудовом Кодексе. Там появилось еще одно условие к работодателям, которое глава Министерства труда и соцзащиты населения назвала дополнительной кабалой – выплата женщинам предродовых и послеродовых пособий. Этот пункт, как и еще несколько других, станет обязательным для всех владельцев компаний, говорит Гульжана Карагусова.

  …У нас в Трудовом Кодексе, во – первых, закреплены обязанности по выплате предродовых и послеродовых. Кроме всего прочего, кормящая и беременная женщина имеет право, это впервые в практике, на неполный рабочий день. Для кормящей матери устанавливаются дополнительные перерывы для кормления ребенка. Кроме всего прочего в течение трех лет, если мать сидит дома с ребенком ей сохраняется место работы. Это очень кабальная норма для работодателя. Но вместе с тем мы пошли на это. Это является формой социальной ответственности работника.

    Трудовой Кодекс депутаты планируют утвердить уже в этом году. В том, что документ будет не совершенен и, возможно, уже через несколько лет не будет отвечать современным условиям жизни, министр не отрицает. Нет уверенности у Гульжаны Карагусовой и в том, что как только Трудовой Кодекс примут, народным избранникам придется снова вносить в закон новые поправки.

… Работа над Трудовым Кодексом, как и во всем мире, она очень сложная. И когда мы его примем, мы не можем сказать, что он будет совершенен. Потому что жизнь она очень динамична, экономика динамична вдвойне. А раз динамична экономика, значит, внутри трудовых отношений тоже меняются какие-то акценты. Вот мы примем этот трудовой кодекс, и будем сами пристально смотреть за той практикой, которая будет развиваться и там, можно будет вносить определенные изменения.





Последние новости рубрики

©2005-2014 Internews  |  info:[email protected]  |  О проекте